(no subject)
forestguard05
пришел из армии......

Национальный состав Ставропольского края.
forestguard05
Обнародованы официальные данные национального состава Ставропольского края


В территориальном органе «Росстата» подготовили характеристику национального состава населения Ставропольского края и рейтинг наиболее многочисленных национальностей.

Источником сведений о национальном составе являются переписи населения. В 2010 году при Всероссийской переписи сведения о национальной принадлежности записывались по самоопределению опрашиваемых. Кроме того, был предусмотрен и «отказ от ответа».

По данным ВПН-2010 перечень лидирующих национальностей на Ставрополье претерпел изменения.

Это обусловлено естественным воспроизводством групп населения; процессами изменения этнического самосознания под влиянием смешанных браков; внешней миграцией.

Русское население по-прежнему является наиболее многочисленным (2232,2 тыс. человек) и составляет 80,9% населения края. По сравнению с 2002 годом численность русских в крае увеличилась всего на 0,4 тысячи человек, а доля их во всем населении края сократилась на 0,7 процента.

Второе место по численности населения в крае традиционно занимаютармяне – 5,9% населения края. По данным ВПН-2010 численность армян в крае составила 161,3 тысячи человек и увеличилась с 2002 на 12,1 тысячи человек, а с 1989 года – в 2,3 раза.

Третью по численности национальность края впервые составили даргинцы(сменив украинцев) – 49,3 тысячи человек, численность лиц этой национальности выросла за межпереписной период на 22,6%. За последние сорок лет (с переписи населения 1970 года) численность даргинцев в крае увеличилась в 7,4 раза.

Греки – четвертая по численности национальность в Ставропольском крае. Численность греков в крае в 2010 году составила 33,6 тыс. человек. За последний период в крае наблюдается снижение численности греков на 1,5%.

С 2002 по 2010 годы в крае значительно выросла численность цыган – на 11,8 тысячи человек, или в 1,6 раза, переместившись в рейтинге национальностей с седьмого на пятое место. За 40 лет численность цыган в крае возросла в 6,5 раз (в сравнении с данными переписи населения 1970 года). Одним из факторов увеличения численности цыганского народа, фиксируемой при проведении переписей, является постепенная смена кочевого образа жизни на оседлый. По данным переписи населения 2010 года на территории края постоянно проживают 30,9 тысячи цыган.

Численность лиц, отнесших себя к украинцам, по данным переписи составила 30,4 тысячи человек и снизилась в крае на 15,5 тысяч человек (на 33,8%). Теперь украинцы не третья, а шестая по численности национальность в крае.

Седьмая из наиболее многочисленных национальностей в крае – ногайцы. По данным переписи их в крае проживает 22 тысячи человек, за межпереписной период численность ногайцев увеличилась на 1,3 тысячи человек. На территории Ставропольского края проживает 21,2% всего ногайского населения страны, по численности которого край занимает второе после Дагестана место. За последние 50 лет (с переписи населения 1959 года) численность ногайцев в крае увеличилась в 2,5 раза.

Значительно увеличилась в Ставропольском крае численность азербайджанцев – восьмой по численности национальности. По данным последней переписи населения численность азербайджанцев в крае составила 17,8 тысячи человек, увеличившись за межпереписной период на 18,1%, а за полвека (с переписи 1959 года) в 15,3 раза.

Карачаевцы – девятая по численности национальность края. Из 15,6 тысячи карачаевцев, проживающих на территории края, 7,7 тысячи (49,1%) являются жителями Кисловодска.

Численность проживающих в крае туркмен (десятая по численности национальность в крае) составила по данным переписи 15,0 тысяч человек, увеличившись по сравнению с данными ВПН-2002 на 8,0%. В Ставропольском крае проживает 40,8% всего туркменского населения страны.

Чеченцы являются одиннадцатой по численности национальностью края. За последний межпереписной период численность чеченского населения в крае уменьшилась на 9,3% и составила на дату ВПН-2010 12,0 тысяч человек.

Двенадцатая по численности национальность в крае – татары, численность которых составляет 11,8 тысячи человек. До 2002 года численность татар в Ставропольском крае, как и в целом по России, увеличивалась, а в 2002-2010 годы численность татар в крае уменьшилась на 1,2 тысячи человек, или 9,2%.

Последней из 13-ти национальностей, численность которых на территории края превышает 10 тысяч человек, являются турки. Численность турок, проживающих на территории края, составила по итогам переписи 10,4 тысячи человек и за межпереписной период возросла на 39,2%.

Полностью с материалами территориального органа федеральной службы государственной статистики по Ставропольскому краю можно ознакомиться на сайте http://stavstat.gks.ru/ в рубрике «ВПН-2010» в разделе «Информация для СМИ».


Характеристика национального состава населения Ставропольского края
(по итогам Всероссийской переписи населения 2010 года)

Переписи населения являются единственным источником сведений о национальном составе населения. Процедура получения сведений о национальной принадлежности при Всероссийской переписи населения 2010 года проводилась в соответствии со статьей 26 Конституции Российской Федерации – «Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности». В связи с этим ответы на этот вопрос записывались по самоопределению опрашиваемых. В переписных листах к вопросу 7 «Ваша национальная принадлежность» был дан подсказ «по самоопределению в соответствии со ст. 26 Конституции РФ», а также была предусмотрена метка «отказ от ответа».
В 2010 году в крае насчитывались 23 наиболее многочисленные национальности, численность которых превышала 5 тыс. человек. В период 1989-2002г.г. в группу наиболее многочисленных национальностей вошли турки, лезгины, табасараны и корейцы, численность которых (кроме корейцев) продолжала расти и в период 2002-2010г.г.
Изменение численности населения наиболее многочисленных национальностей по Ставропольскому краю по данным переписей населения характеризуется следующими данными[1].

Человек В % к указавшим национальную принадлежность
1989 год 2002 год 2010 год
Все население 2410379 2735139 2786281

Указавшие национальную принадлежность 2410379 2735128 2759426 100,00 100,00 100,00

1989 год 2002 год 2010 год 1989 год 2002 год 2010 год
Русские 2024068 2231759 2232153 83,97 81,60 80,89
Армяне 70171 149249 161324 2,91 5,46 5,85
Даргинцы 32213 40218 49302 1,34 1,47 1,79
Греки 26828 34078 33573 1,11 1,25 1,22
Цыгане 12617 19094 30879 0,52 0,70 1,12
Украинцы 62881 45892 30373 2,61 1,68 1,10
Ногайцы 15569 20680 22006 0,65 0,76 0,80
Азербайджанцы 8520 15069 17800 0,35 0,55 0,65
Карачаевцы 13210 15146 15598 0,55 0,55 0,57
Туркмены 11133 13937 15048 0,46 0,51 0,55
Чеченцы 14528 13208 11980 0,60 0,48 0,43
Татары 10455 12988 11795 0,43 0,47 0,43
Турки 1348 7484 10419 0,06 0,27 0,38
Аварцы 5976 7167 9009 0,25 0,26 0,33
Кабардинцы 5448 6619 7993 0,23 0,24 0,29
Осетины 5436 7772 7988 0,23 0,28 0,29
Лезгины 4774 6558 7900 0,20 0,24 0,29
Грузины 5469 8764 7526 0,23 0,32 0,27
Белорусы 14666 11343 7104 0,61 0,41 0,26
Табасараны 3662 5477 6951 0,15 0,20 0,25
Корейцы 4567 7095 6759 0,19 0,26 0,24
Кумыки 5850 5744 5639 0,24 0,21 0,20
Немцы 12374 8047 5288 0,51 0,29 0,19

Другие национальности 38616 41740 45019 1,60 1,53 1,63



Изменения в национальном составе населения обусловлены действием трех факторов. Первый фактор связан с различием в естественном воспроизводстве групп населения. Второй фактор связан с процессами изменения этнического самосознания под влиянием смешанных браков и других факторов. Третий фактор – это внешняя миграция населения.
Как и в 2002 году, по краю численность населения 13 национальностей превышает 10 тыс. человек
Русское население является наиболее многочисленным (2232,2 тыс. человек) и составляет 80,9% населения края.По сравнению с 2002 годом численность русских в крае увеличилась всего на 0,4 тыс. человек, а доля их во всем населении края сократилась на 0,7 процента. Распределение русского населения в 35 городских округах и муниципальных районах края характеризуется следующими данными:

Второе место по численности населения в крае традиционно занимают армяне
Третью по численности национальность края впервые составили даргинцы. Численность лиц этой национальности выросла за межпереписной период на 22,6%. За последние сорок лет (с переписи населения 1970 года) численность даргинцев в крае увеличилась в 7,4 раза. Компактное расселение представителей этой национальности отмечается в восточных и прилегающих к ним нескольких центральных районах края. Даргинцы являются второй по численности национальностью после русских в 6 муниципальных районах края, в них проживает 46,8% всего даргинского населения края:
Греки – четвертая по численности национальность в Ставропольском крае. Массовое поселение греков на землях Ставропольской губернии имеет исторические корни и началось еще в 60-е годы 19 столетия. Когда в конце 50-х – начале 60-х годов 19 века началось массовое мирное переселение ногайцев в Турцию, в течение двух лет из Ставропольской губернии эмигрировало более 40 тыс. ногайцев. Для заселения освободившихся земель российским правительством были приглашены христианские выходцы из Турции – греки, миграция которых приобрела даже больший размер, чем планировалось. В течение следующего столетия численность греков в крае достигла 11,5 тыс. человек (по данным переписи населения 1959 года), а в 2010 году составила 33,6 тыс. человек
Греки – одна из немногих компактно проживающих на территории края национальностей. Большая часть греков (64,9%) является жителями Предгорного муниципального района и г. Ессентуки, на этих территориях они составляют вторую по численности национальность после русских. Четверть греческого населения Ставропольского края проживает в городских округах городах Ставрополе, Пятигорске и Железноводске и в Минераловодском муниципальном районе.

С 2002 по 2010 годы в крае значительно выросла численность цыган раза, переместившись в рейтинге национальностей с седьмого на пятое место. За 40 лет численность цыган в крае возросла в 6,5 раз (в сравнении с данными переписи населения 1970 года). Одним из факторов увеличения численности цыганского народа, фиксируемой при проведении переписей, является постепенная смена кочевого образа жизни на оседлый. По данным переписи населения 2010 года на территории края постоянно проживают 30,9 тыс. цыган,
Численность лиц, отнесших себя к украинцам тыс. человек (на 33,8%). Теперь украинцы не третья, а шестая по численности национальность в крае. На территории края украинцы являются второй по численности национальностью после русских в городских округах Невинномысске и Лермонтове. Значительное снижение численности украинцев, наблюдаемое и в целом по России (с 2002 года более чем на 1 млн. человек, что привело к уменьшению на 35% доли украинцев в общей численности населения страны) можно объяснить не столько эмиграцией на свою этническую родину, сколько тем, что после распада Союза многие украинцы восприняли этническую идентичность окружающего русского населения, считают себя и своих детей русскими.
Седьмая из наиболее многочисленных национальностей в крае Ногайцы – Изменение численности ногайцев, проживающих на территории Ставропольского края, по данным переписей населения характеризуется следующими данными:
На территории края ногайцы традиционно проживают в Нефтекумском районе - на дату переписи 2010 года в районе проживало 63,4% всего населения края ногайской национальности, а в численности населения района доля ногайцев составила 19,1% (вторая по численности национальность после русских).
Значительно увеличилась в Ставропольском крае численность азербайджанцев
Карачаевцы – девятая по численности национальность края. В крае 15,6 тыс. карачаевцев
Чеченцы, являясь одиннадцатой по численности национальностью края, проживают на большинстве территорий края. За последний межпереписной период численность чеченского населения в крае уменьшилась на 9,3% и составила на дату ВПН-2010 12,0 тыс. человек
Двенадцатая по численности национальность в крае – татары
Последней из 13-ти национальностей, численность которых на территории края превышает 10 тыс. человек, являются турки

Националистическая риторика скрывает цивилизационный разлом
forestguard05
Националистическая риторика скрывает цивилизационный разлом

Антиколониальная риторика прочно связывает процесс разрушения тоталитарного государства с процессом распада империи

Национальные или этнические факторы, связываемые в бытовом и экспертном сознании с Северным Кавказом, отражают сразу два неумолимых и разрушительных процесса. Первый — это продолжение распада СССР, граждане которого отличаются верой в то, что государство и бог — это почти одно и то же, причем тотальное воровство у того же государства эту веру только укрепляет. Второй — это антиколониальные по структуре процессы в национальных республиках, проявляющиеся в многочисленных земельных конфликтах и активности этнических организаций.

Ползущий фронтир между «русскими» и «нерусскими», по данным географа из Ставропольского университета Александра Панина, движется со скоростью десять километров в год с юго-востока на северо-запад. Националистическая риторика скрывает цивилизационный разлом, такой, какой был между Римом и лангобардами, причем лангобардами и внешними, и внутренними. Условно «русские» продолжают жить в мертвом СССР, подключенном к аппарату искусственного дыхания под названием «Роснефть» и «Газпром», подпираемом государственными обрядами и спецслужбами. Условно «нерусские» относятся к распадающейся империи как к источнику ресурсов и преследуют свои частные и групповые интересы. Выходцы из кавказских республик привыкли обходиться без заботы государства и без официальной зарплаты, готовы к необходимости оплачивать услуги чиновников, готовы к бытовой неустроенности, не претендуют на советскую паевую ренту.

Дело не в национальностях. С обеих сторон разлома — интернационал. Разлом этот не географический, он проходит через души чиновников, московских менеджеров, дагестанских крестьян и балкарских активистов, один и тот же человек может быть чудовищно противоречивым.

Условно «русские» говорят, что кавказцы не могут и еще долго не смогут жить в цивилизованном государстве. Что «русские налогоплательщики их всю жизнь кормят» и чуть ли не платят Кавказу дань, что политический ислам агрессивен, выходцы из национальных республик заполонили Москву, дагестанские чабаны вытесняют русских в Ставропольском крае, а имамы насаждают хиджаб в школах.

Условно «нерусские» отвечают рассказами о зверствах Ермолова и Засса и могут с точностью до камня показать места гибели своих прапрадедушек. Могут рассказать про депортации чеченцев, ингушей, карачаевцев и балкарцев и «добровольные» переселения других народов на места высланных в 24 часа «врагов советской власти» в 1943-1944 гг. Про разрушенную Чечню, про трагедию в Пригородном районе, про продажи силовиками родственникам трупов убитых в ходе спецопераций — далеко не всегда боевиков. Про дискриминацию кавказцев в других регионах России. Про то, что у чабанов, проживших и проработавших несколько десятков лет в колхозах Ставропольского края, отнимают собственность. В Дагестане делят села по тому, кто выступил на стороне Шамиля, а кто предал его.

Эта антиколониальная риторика прочно связывает процесс разрушения СССР как тоталитарного государства с процессом распада империи, творя образы врагов и мобилизуя этнические и религиозные группы.

Казалось бы, сегодняшние жители казачьей станицы Галюгаевская в Курском районе Ставропольского края не могут отвечать ни за действия генерала Ермолова во время войны XIX в., ни за «войну» питерского ОМОНа с мирными жителями в чеченском селе Старые Алды в первое десятилетие XXI в. Как и жители дагестанского села Гимры не несут персональной ответственности ни за войны своего знаменитого земляка, третьего имама Дагестана Шамиля, ни за убийство милиционеров чеченскими боевиками на берегу озера около той самой Галюгаевской. Но на деле такая ответственность существует. Распад полицейского государства и колониальной империи, разнесенный во времени и пространстве, происходит одновременно и в рамках одного географического и политического фронтира.

Физиология фронтира и рента пайщика


Роль советской стороны разлома на Северном Кавказе выполняет «постколхозная» равнина, которую в Восточном Ставрополье и на Кизлярщине теснят или замещают горские джамааты. Так называется организация сельских обществ в Дагестане, основанных на семейно-родственных автократиях и шариате, из городов-полисов XIX в. трансформирующихся в глобальные сети века XXI. «Постколхозное» общество — то, во что без сильного СССР превратилось равнинное, цивилизованное и индустриализированное советское село. Отток молодежи уничтожает будущее, производство зерна и муки на экспорт вытесняет селян на обочину жизни. Агрохолдинги воспринимают местное население в терминах издержек и рисков.

Несмотря на то что в Ставропольском крае состоялась паевая приватизация земли, администрация попыталась сохранить Советский Союз для себя. Инерционная лояльность колхозников советской системе стоила им земли и имущества. Сложность выделения паев «в натуре», недоступность финансов и техники для мелких землевладельцев и ограничения, накладываемые на оборот паев краевыми и местными элитами, привели к перераспределению реальных землевладений и урожаев в пользу внешних инвесторов, будь это московские олигархи или разбогатевшие на бюджетных деньгах или собственной дерзостью и талантом выходцы из соседних республик. В итоге пай (около 10 га пахотной земли) в «собственность» стоит от 25 000 до 100 000, в качестве исключения — до 300 000 руб. В аренду на сезон тот же пай берут за 3-4 т пшеницы, т. е. за 30 000-40 000 руб.

Эта рента позволяет держать во дворе несколько свиней или бычков на откорме, да корову для молока, что вместе с пенсией и составляет бюджет домохозяйства.

В Кабардино-Балкарии, Дагестане и других республиках, кроме Карачаево-Черкесии, паевой приватизации не было и до сих пор действует региональный мораторий на приватизацию земель сельскохозяйственного назначения. Колхозные земли были отчуждены при поддержке советской общественности (собраний колхозников или советов старейшин) в пользу республиканских новых аристократий. Отсутствие паевой ренты ускорило этнические мобилизации, но почти вся молодежь — на заработках, «на выезде» или ловит рыбу в Каспийском море. Часто — по-браконьерски. На ногайских кладбищах Главного Сулака и Новой Косы (села в составе Махачкалы) — целые ряды пустых могил не вернувшихся с моря молодых людей. А в ХМАО и Уренгое — многотысячное население кумыков и ногайцев, уехавших на заработки. Русское население стремительно выехало, а оставшееся доживает свой век, используя казачий или русский дискурс в качестве слабого политического ресурса.

Локальная реституция против колхоза

Зато в горных и предгорных районах республик Северного Кавказа, особенно в Дагестане, вместо советской паевой приватизации прошла антиколониальная «локальная реституция». Земли распределены между членами сельских общин (по шариату, по наследству или по решению специальных земельных комиссий, организованных джамаатами, иногда — при участии муниципальных властей). На землю установилась рыночная, высокая из-за малоземелья цена, например в Левашинском районе Дагестана сезонная арендная плата за гектар земли под посадку капусты составляет от 50 000 до 100 000 руб.

Десятикратная разница в цене на землю и устойчивый институт собственности, формируемый реституцией, — экономическая причина и миграции, и сползания джамаатской юрисдикции на равнину. Наглядный пример — аварское село Согратль в Дагестане, общественный фонд которого пытается подвергнуть реституции собственность ликвидированного колхоза на равнине.

Отток равнинного «советского» сельского населения продолжится по механизму замещения, а не вытеснения — сколько паев и участков под жилое строительство купят мигранты, столько им продадут старожилы.

Более 30% мигрантов — это граница (замеченная многими исследователями — например, географом Татьяной Нефедовой), после преодоления которой мигрантами отток старожилов ускоряется. Это связано с невозможностью поддерживать необходимые для нормального существования социальные связи. Причем и во времени, и в пространстве. Людям становится «не за что цепляться» — своего пространства, которое можно утратить, нет, как нет своего будущего, ради которого нужно беречь могилы отцов, напротив — будущее пугает.

Постепенное замещение одних («постколхозных») сообществ или сетей другими («постджамаатскими») приведет к тому, что политические институты Ставропольского края и других включенных в миграционные процессы регионов тоже трансформируются. Это еще один «этаж» ползущего на северо-запад фронтира.

Этническая мобилизация — ответ тех, кто остается на земле. И тем самым покидает СССР.

Свинья против овцы

Крупные землевладельцы либо из числа административной элиты района и края, либо внешние инвесторы, вроде подразделений крупных агрохолдингов, пользуясь административным ресурсом, «казачьими землями» как инструментом, несовершенством законодательства и организационным превосходством, запахали под пшеницу и подсолнечник почти все бывшие колхозные земли. Частные фермеры и сохранившие за собой несколько тысяч гектаров коллективные хозяйства часто продают спекулянтам, работающим на зерновых королей, урожай будущего года за полцены, добирают недостающие средства под высокие проценты (до 5% в месяц), попадая в долговую кабалу.

Несмотря на все это, основной угрозой для сохранения ногайской, русской, казачьей идентичности считаются почему-то даргинские чабаны и «гектарщики», среди которых много кумыков, аварцев и турок-месхетинцев. «Гектарщики» — трудовые мигранты или местные жители, берущие в аренду 1-2 гектара земли под огород или бахчу, работающие на этом гектаре на свой страх и риск, часто терпящие банкротство. Даргинские чабаны, приватизировавшие кошары, страдают от запахивания пастбищ, забираемых под зерно как «казачьи земли» в интересах экспортеров зерна. Вот и сталкиваются все — и домашний скот старожилов, русских и ногайцев, и отары и гурты даргинских чабанов — на небольшом сельском выгоне. Около села в Восточном Ставрополье, например Иргаклы в Степновском районе или Кара-Тюбе в Нефтекумском, где до 90-х гг. преимущественно жили русские и ногайцы, из 24 кошар 22 — «даргинские». Но они были «даргинскими» с колхозных времен — когда 30-40 лет назад дагестанцы приехали работать в ставропольские колхозы. Казаки становятся врагами даргинских чабанов, которые, в свою очередь, становятся врагами ногайцев. У преступлений вместо имен появляются национальности. Советское отступает перед джамаатом, но этническое мобилизуется. Людей заставляют думать, что хиджаб опаснее коррупции.

Бытовые конфликты перерастают в массовые драки, маркируемые как межэтнические конфликты. Строительство мечетей, хиджабы, которые девочки-мусульманки надевают в школы, потрава скотом садов и огородов — все приобретает этническую маркировку. Замечено даже символическое противостояние животных — свинья, которая для мусульман «харам», против овцы, которая травит посевы и оскверняет погосты.

Немного теории.
forestguard05
Немного теории.

Ваххабизм Бедных и Ваххабизм Богатых.



Дифференциация "внутреннего Джамаата" имела и социальные корни, на что совершенно справедливо указывает Э.Кисриев, предлагающий различать "ваххабизм бедных" и "ваххабизм богатых". Первый вид "ваххабизма", по его мнению, получил распространение в Горном Дагестане(возможно также в среде недавних выходцев из Горного Дагестана), население которого так и не сумело приспособиться к тяжелым условиям пост-перестроечного развала экономики. Для влачащих жалкое существование горцев "ваххабизм" стал желанным моральным обоснованием отказа от дорогостоящих традиций и обрядов, а также агрессивного протеста против неправедного обогащения правящей верхушки. Напротив, некоторые селения предгорной и равнинной части Дагестана, расположенные вблизи крупных городских торговых центров и сумевшие неплохо интегрироваться в новую рыночную экономику, взяли на вооружение "ваххабизм" прежде всего как знамя борьбы в защиту своих социально-экономических интересов от ненасытной бюрократии и коррумпированных государственных чиновников. Здесь "ваххабизм" выступал, по мнению Э.Кисриева, как идеология изоляции от внешнего мира, стремления отстоять свой привычный образ жизни. Это была не наступательная, а скорее оборонительная позиция: "ваххабизм богатых" не имел склонности к экспансии, не призывал к свержению правящего в Махачкале режима. Данная схема не объясняет, однако, упомянутых различий в политическом поведении салафитов Плоскости и Кадарской зоны, представляющих вроде бы один и тот же "ваххабизм богатых". Если же радикализация карамахинского джамаата была спровоцирована лишь репрессивными действиями властей, то почему аналогичный сценарий не получил развития на Плоскости? В случае с "Кадарской Зоной" думаю что исключение лишь подтверждает правила.



Представленная здесь "схема" богатых и бедных была актуальна в 1990х годах.

Как сейчас с этим обстоит дело мне судить сложно.

По косвенным данным можно отметить что "ваххабитские" общины продолжают стремиться к максимальной автономии скорей даже самоизоляции(причем по всей республике), что соответствует тактики "богатых".

Но насколько в этих общинах сильны планы(тенденции) по экспансии(на территорию всей республики и за ее пределы) "своего учения"? Думаю что судить о подобных планах можно по активности боевиков в тех или иных населенных пунктах. И их связях с радикалами за пределами республики.

Круглый стол газеты СОГ Кизляре
forestguard05
Оригинал взят у kurbanov05dag в Круглый стол газеты СОГ Кизляре
Кизляр меня приятно удивил. Встретили нас тоже хорошо. Ребята-студенты местного филиала ДГУ подготовили доклады которые мы с удовольствием заслушали.IMG_20130417_132018
Много фотоCollapse )IMG_20130417_133043


Дагестан – территория мракобесия
forestguard05
Оригинал взят у m_serg1 в Дагестан – территория мракобесия

Северный Кавказ: русский фактор.
forestguard05
Проблемы миграции, идентичность, восстановление этнического баланса, модернизация и вопросы развития Северного Кавказа, права народов и пути решения проблемы оттока русского населения из северокавказских республик

Краткое изложение основных частей и выводов доклада

Москва
2010

После создания указом президента РФ Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) и назначения на должность полномочного представителя президента Александра Хлопонина, интерес к происходящему в данном регионе со стороны политического и экспертного сообществ значительно возрос. Резко обострили ситуацию два террористических акта в московском метро 29 марта 2010 года, ответственность за которые многие возлагают на выходцев из Северо-Кавказского региона. В частности, сразу после трагеди глава ФСБ Александр Бортников заявил: «По предварительной версии, теракты совершили террористические группировки, имеющие отношение к северокавказскому региону». Эту же версию озвучили и многие мировые информационные агентства, например, CNN «возложила ответственность за взрывы на чеченцев, на что скептически отозвалось Издание кавказских исламистов Kavkazcenter» (Gazeta.ru).

Между тем, не секрет, что именно сайт , «на сегодняшний день есть два информационных ресурса, которые серьёзно воздействуют на ситуацию на Северном Кавказе – это умеренный, но действующий на западные гранты сайт «Кавказский узел», который делает правозащитное движение «Мемориал», и радикальный сайт непримиримых исламистов «Кавказ-центр», который поддерживается так же международными экстремистскими центрами. Это две основные информационные структуры, оказывающие максимальное влияние в регионе, особенно на молодёжь. В то же время, никакого подобного этим двум ресурсам пророссийской направленности пока не существует» (http://skfonews.info/article/42).

Отсутствие конкурентноспособного информационного ресурса северокавказской тематики осложняет работу и новому полпреду президента в СКФО, вынужденному отражать информационные нападки двух вышеозначенных новостных ресурсов. В то же время, выполнение главной задачи, поставленной президентом перед Александром Хлопониным, то есть модернизация Северо-Кавказского федерального округа, осложняется в первую очередь тем, что по сей день продолжается отток русского населения из республик Северного Кавказа, а именно, наиболее квалифицированных кадров, которые так необходимы сегодня для модернизационного скачка. Подавляющее большинство русских, покинувших республики Северного Кавказа в период с 1989 по 2010 год, как раз и представляло собой квалифицированную прослойку – учителей, врачей, инженеров, специалистов в области высоких технологий, научных работников. В частности, по этой причине, в данный момент почти полностью остановлены предприятия оборонно-промышленного комплекса в Дагестане, обеспечивавшие до 80% дагестанской экономики. И это лишь один из примеров. Совокупность подобных факторов в значительной степени и привела ситуацию к тому экономически депрессивному состоянию, с которым сегодня призван бороться Александр Хлопонин.

Несмотря на то, что отток русского населения продолжается, действующие на Северном Кавказе правозащитные организации, в числе которых фонд «Мемориал», СОВА, и т.п., фиксируют только те случаи нарушений, которые касаются исключительно притеснений представителей северокавказских этносов со стороны местных органов власти и федерального центра, в особенности, со стороны силовых структур. В то же время совершенно не придаются никакой огласке и рассмотрению факты нарушения прав русского населения, в частности, факты притеснения русских со стороны как местной власти, так и местного «титульного» населения республик СКФО. Именно в таком ключе формируется и информационная политика двух основных новостных ресурсов – сайтов Кavkazcenter.com и «Кавказский узел». Из-за этого создаётся исключительно однобокая картина происходящего на Северном Кавказе, а это, в свою очередь, служит причиной возникновения ряда серьезных проблем для руководства России в отношениях с такими западными структурами, как Совет Европы, ОБСЕ, Европейский парламент, Комиссия по правам человека и др.

Как ни странно, но в этом же ключе работают и местные СМИ республик СКФО, подконтрольные республиканским властям, так же замалчивая факты притеснения русского населения. И если в первом случае основной целью является – столкнуть между собой федеральное руководство РФ и западные структуры, занимающиеся мониторингом ситуации с правами человека, создав, тем самым политические проблемы для руководства России в отношениях с руководством западных стран, то в ситуации с местными СМИ мотивы совершенно иные. Республиканские власти Северного Кавказа боятся огласки фактов притеснения русского населения и продолжающегося оттока русских с Северного Кавказа в связи с тем, что не хотят портить общей имиджевой картины в своих республиках, что сказывается, в конечном итоге, на объёмах финансовых потоков из федерального центра в эти тотально дотационные регионы. Данная ситуация подробно рассматривается в докладе. Следует напомнить, что, например, в Ингушетии и Дагестане в данный момент действуют федеральные программы по возвращению русских в эти республики, на которые выделяются средства из федерального бюджета (в Чечне подобная программа так и не заработала).

Таким образом, в отношении темы оттока русских из республик Северного Кавказа, включая Адыгею, складывается своего рода «заговор молчания». Местным властям невыгодно афишировать эти факты по экономическим соображениям. Внешние же, преимущественно западные правозащитные фонды и курируемые ими СМИ, создают однобокую картину происходящего, пытаясь политически столкнуть Россию и Запад, спровоцировав усиление политического давление последнего на российское руководство.

Исходя из всего вышеизложенного, основной задачей авторов представляемого доклада стало проведение научного социологического исследования, призванного восстановить полноценную картину происходящего на Северном Кавказе, для того, чтобы выявить причины оттока русских, описать их, и предоставить полученные материалы руководству СКФО. Далее на основе этих материалов могут быть приняты решения, которые устранят факторы оттока русских с Северного Кавказа, что должно обратить ситуацию вспять, а в последствии привести к положительному сальдо миграции русского населения, т.е. к притоку русских, что, в итоге, должно способствовать решению тех модернизационных задач, которые поставлены полномочному представителю в СКФО федеральным центром. В конечном итоге, данное исследование призвано способствовать значительному улучшению экономической ситуации на Северном Кавказе, что должно перевести этот регион из разряда убыточных в категорию регионов-доноров.

Исследование, проведённое авторами доклада, в своей эмпирической фактологической части во многом основано на информации, предоставленной редакцией Северо-Кавказского новостного агентства (http://skfonews.info). Само же Северо-Кавказское новостное агентство ставит своей задачей создать информационный ресурс, который своей деятельностью сбалансировал бы однобокую картину происходящего на Северном Кавказе, формируемую новостными порталами Кavkazcenter.com, «Кавказский узел» (http://www.kavkaz-uzel.ru/), аналитическим центром СОВА и подобными ресурсами.

В предисловии данного доклада говорится о факторах геополитической дестабилизации Северного Кавказа. Описаны последствия воздействия западного вектора воздействия на Северный Кавказ, целью которого является его «отрыв» от России, перевод этого региона под геополитический контроль Запада. Одним из средств достижения этой цели как раз и становится общая дестабилизация ситуации, и, как следствие, отток русского населения, утрата административного и военного контроля над регионом со стороны федерального центра. В этой связи, усилия Москвы должны иметь обратное направление. «Русский вектор» на Северном Кавказе должен быть направлен на стабилизацию ситуации, и, - как конечная цель, - на сохранение территориальной целостности России, т.е. на сохранение Северного Кавказа под геополитическим контролем Москвы. Всё, что направленно против этого, соответственно, действует на стороне западного геополитического вектора, деструктивного по отношению к России – говорится в предисловии доклада.

Первая часть доклада посвящена историческому обоснованию нахождения русских на Кавказе. В частности, кратко описаны мотивы движения русского государства на Юг через Северный Кавказ. Среди названных причин – необходимость спасения православных народов Грузии от полного истребления со стороны Турции и Ирана. Вторая причина движения романовской России на Кавказ – обеспечение стратегической безопасности на Южном Кавказе и в Азии в связи с нарастающим в тот период влиянием Англии в этом регионе. Учитывая враждебную политику Британской империи по отношению к России, необходимо понимать, что кавказская кампания русских была жизненно необходима для обеспечения стратегической и военной безопасности всего региона. Изложенная в докладе аргументация призвана снять обвинения кавказских националистов в адрес России, которые говорят о том, что Россию на Кавказ привели «колониальные мотивы» и «стремление загнать кавказцев в тюрьму народов». Также опровергается тезис, гласящий о том, что некоторые, сопротивляющиеся этому движению кавказские этносы выступали исключительно как пострадавшие от вероломных действий России борцы за собственную свободу. Подобные умозаключения имеют отголосок и в современной действительности. Так, на базе обвинений России в истреблении адыгов в период большой Кавказской Войны, строится спонсируемый западными НПО проект так называемой «Великой Черкессии». Его цель – это реализация территориальных претензий по отношению к России и выделение из ее состава кавказских территорий. Такое положение дел, безусловно, угрожает её территориальной целостности.

Вторая часть доклада описывает историю оттока русских с Северного Кавказа начиная с конца 60-х, вскоре после «грозненского восстания» 1957 года, когда русские начали уезжать в результате этнического давления со стороны реабилитированных Хрущёвым чеченцев, и заканчивая двухтысячными годами. В докладе приводится статистика оттока русских по годам и регионам. Так Дагестан в период с 1979 по 1988 год покинуло более 31-й тысячи русских, Кабардино-Балкарию три с небольшим тысячи, Северную Осетию около 20 тысяч, а Чечено-Ингушетию более 56 тысяч человек. Но уже за следующее десятилетие количество уехавших русских стремительно увеличилось. Причины этого также подробно описаны во второй части доклада, среди них и начавшийся геноцид русских в Чечне, и стремительная этнизация и рост сепаратистских настроений, и распространение исламизма и, в конце концов, первая и вторая чеченские кампании. Так с 1989 года (последняя советская перепись населения) по 1998 (последний год «хасавьюртовского мира») Дагестан покинуло около 35 тыс. русских, Кабардино-Балкарию более 7, Северную Осетию около 9 тысяч человек. Рекордсменом, естественно, стали Чечня и Ингушетия – более 256 тысяч только добровольно уехавших. К ним стоит прибавить насильственную «убыль» ещё девяти тысяч человек, и это согласно только официальной статистике. Сколько русских «убыло» в период дудаевского геноцида в отношении русских – установить сейчас довольно сложно. В докладе приводятся таблицы с многочисленными подтверждёнными фактами геноцида, особенно за период 1991-1996 годов, а так же за небольшой временной отрезок так называемого «хасавьюртовского мира», когда Чечня де-факто стала независимым от России, суверенным государством.

Если по данным переписи 1989 г. общая доля русских в северокавказских республиках достигала 26% (в абсолютных цифрах - 1359 тыс. чел., при общей численности населения республик - 5305 тыс. чел.) и варьировала от 9% в Дагестане до 68% в Адыгее, то уже к последней переписи 2002 г. этот показатель упал до 15%, или 994 тыс. человек, т.е. с 1989 г. по 2002 г. отрицательное сальдо численности русского населения составило более 360 тыс. человек. Помимо миграционного процесса, это сокращение усиливалось и естественной убылью русского населения.

В Чеченской Республике число русских жителей сократилось за 1989-2002 гг. на 230 тысяч человек, а их доля в общей численности населения упала с 23% до 1,5%, в Республике Ингушетия эта доля также минимальна и составляет около 1%, в Республике Дагестан численность русских уменьшилась с 9% до 4,7% (на 45 тыс.), в Карачаево-Черкесской Республике - с 53% до 38% (на 22 тыс. человек), в Кабардино-Балкарской Республике - с 32% до 23% (на 14 тысяч), в Республике Северная Осетия-Алания – с 29% до 23% (на 24 тыс. человек). Только в Республике Адыгея доля русского населения сократилась не столь значительно – с 68% до 64% (на 4,4 тысячи человек), что обусловлено местной спецификой, в том числе и особой локализацией Адыгеи на территории Краснодарского края.

При этом индекс представленности (ИП) русских среди руководителей органов государственного управления в Северо-Кавказских республиках продолжает снижаться. Если в 1989 году отношение количества представителей титульных этносов среди руководителей органов государственного управления и их структурных подразделений к руководителям из числа русских в Кабардино-Балкарии составляло 0,57, то в 1999 этот же индекс в Кабардино-Балкарии составил 0,47. То же в других республиках: Северная Осетия – 0,58 в 1989 против 0,36 в 1999 году, и т.д.

Притеснения русского населения в Северо-Кавказских республиках продолжились и в период двухтысячных. Данный факт также сказывается на перманентном сокращении численности русских на Северном Кавказе. Так в 2005-2007 гг. по данным Госкомстата Карачаево-Черкесскую республику покинуло не менее 20 тыс. человек (10,7% от общего числа русских в КЧР). Более 22 тыс. чел. (около 9% от общего числа русского населения) выехало из относительно спокойной Кабардино-Балкарии.

Для русского населения крайне острой по-прежнему остаётся проблема получения высшего и среднего специального образования. Эта проблема во многом определяет миграционные установки русской молодежи. Так, например, в Карачаево-Черкесии индекс представленности (ИП) русских в численности выпускников высших учебных заведений республики в 2006 г. был в 2,3 раза ниже ИП карачаевцев и черкесов вместе взятых - соответственно 0,55 и 1,26.

Современные социологические опросы показывают, что русское население и по сей день склонно к отъезду из республик Северного Кавказа: около одной трети опрошенных. Так, 31% русских жителей Нальчика (Кабардино-Балкария) хотят уехать в другой российский регион, а среди кабардинцев и балкарцев таких только 9%. Во Владикавказе о желании покинуть Северную Осетию заявили 17% русских и 9% осетин, в Майкопе – 28% русских и 1% адыгейцев. Значительная часть русских в северокавказском регионе считает градус межэтнических противоречий очень высоким. Таким образом ситуация ощущается в Ингушетии примерно половиной русского населения и только 9% ингушей. В Карачаево-Черкесии – четвертью русских, 8% карачаевцев и 11% черкесов.

Русское население Северного Кавказа открыто говорит об ограничении своих прав. В Ингушетии об этом говорят 57% русских и 25% ингушей; в Чечне – 40% русских и 21% чеченцев; в Кабардино-Балкарии – 29% русских, 9% кабардинцев и 21% балкарцев; в Дагестане – 17% русских и 13% дагестанцев. Во Владикавказе о неравенстве возможностей для разных этносов в сфере получения высшего образования заявили 54% опрошенных русских и 25% осетин; в Грозном – 40% русских и 17% чеченцев; в Назрани – 43% русских и 16% ингушей; в Нальчике – 54% русских, 56% балкарцев и 25% кабардинцев. О существующем этническом неравенстве при трудоустройстве заявляют 56% русских в Карачаево-Черкессии; в Чечне – 79%; в Кабардино-Балкарии – 73%; в Адыгее – 68%. О связи своего этнического происхождения с тяжелым материально-экономическим положением заявляют 18% русских Карачаево-Черкессии, 20% русских Дагестана. Две третьих русских Северного Кавказа заявили о дискриминации по этническому признаку, возникающей в вопросе об избрании или назначении на руководящие посты, а более 13% назвали себя жертвами унижения или оскорбления на основании своей русской или православной идентичности.

В 2010 году отток русских продолжился. И если в 90-х основной причиной оттока русских были факты физического притеснения и даже геноцида, как например, в Чечне, то сегодня основной причиной миграции русского населения с Северного Кавказа в другие регионы России становятся экономические предпосылки – низкий уровень жизни, безработица, клановая коррупция, всё больше поражающая органы власти и экономические институты республик Северного Кавказа. Эти факты подробно рассмотрены в части 3 данного доклада. В ее рамках дается анализ русского фактора на Северном Кавказе и зависимость от него положения в регионе в целом. Таким образом, изменение этнических пропорций в северокавказских республиках, особенно в городах, происходит в пользу титульных этносов, удельный вес которых вырос с 66% до 80%, удельный вес остального населения сократился с 34% до 20%. Это привело к значительным изменениям политического, экономического и культурного пространства, в котором представители нетитульных этносов начинают ощущать усиливающийся дискомфорт. В заключении третьей части доклада делаются выводы о прямой связи проблем модернизации региона (экономической, политической, социальной) с оттоком русских с Северного Кавказа.

Часть 4 данного доклада рассматривает варианты решения проблемы оттока русских, среди которых предлагаются экономические, политические, социальные рецепты, выработанные на основе этносоциологических подходов. Приложение доклада содержит в себе таблицу фактов геноцида русского населения в Чечне начиная с 1991 года, а так же факты притеснения русских в других республиках, вплоть до 2009 года. Исследования в этой области будут продолжены и в дальнейшем, а информация, полученная от корреспондентов Северо-Кавказского новостного агентства, ляжет в основу следующих докладов на эту тему.

Доклад рекомендован как для федеральных, так и для региональных органов власти, занимающихся проблемами Северного Кавказа, вырабатывающих и принимающих решения, связанные с развитием региона, а так же лицам, интересующимся этим регионом в целом.


http://skfonews.info/article/61

Права русского населения - они действительно существуют.
forestguard05
Северо-Кавказское новостное агентство СКФОnews начало свою работу несколько лет назад. В апреле 2010 года в пресс-центре РИА Новости вместе с сайтом СКФОnews общественности и СМИ был представлен доклад Русский фактор на Северном Кавказе и пути решения проблемы оттока русского населения из северокавказских республик, с которого началась официальная часть деятельности данного ресурса. Однако ещё до этого проект заявил о себе рядом громких расследований, факты которых впоследствии вошли в доклад.
Несмотря на то, что отток русского населения продолжается, полностью игнорируются факты нарушения его прав, в частности, факты притеснения русских со стороны как местной власти, так и титульного населения республик СКФО.


Основными темами доклада стали проблемы миграции русского населения с Северного Кавказа, идентичность, восстановление этнического баланса, вопросы модернизации СКФО, поставленные новому полпреду и русский фактор, важность возвращения русского населения на Северный Кавказ и вопросы развития Северного Кавказа, права народов и пути решения проблемы оттока русского населения из северокавказских республик.

В ходе мероприятия были озвучены подробности эпизодов, имевших место в кабардино-балкарских станицах Янтарная и Александровская, где произошли стычки между кабардинцами и русскими, а также подробности возбуждения уголовного дела, инициированного курдами и адыгами против русской общественной организации в Адыгее. Эти факты наряду со многими другими вошли в доклад, авторами которого была изложена картина оттока русского населения, обоснована необходимость возврата русского населения на Северный Кавказ, а также озвучены варианты разрешения сложившейся ситуации, возможные подходы к решению проблемы оттока русского населения и ситуации на Северном Кавказе в целом.

По мнению авторов доклада, выполнение главной задачи, поставленной президентом Александру Хлопонину - модернизация Северо-Кавказского федерального округа, - осложняется в первую очередь тем, что по сей день продолжается отток русского населения из республик Северного Кавказа, а именно, наиболее квалифицированных кадров, которые так необходимы сегодня для модернизационного скачка. Отток русских в значительной степени и привел ситуацию к тому экономически депрессивному состоянию, с которым сегодня призван бороться Александр Хлопонин.

Несмотря на то, что отток русского населения продолжается, совершенно не придаются никакой огласке и рассмотрению факты нарушения прав русского населения, в частности, факты притеснения русских со стороны как местной власти, так и титульного населения республик СКФО. Именно в таком ключе формируется и информационная политика большинства новостных ресурсов. Доклад раскрывает проблему в аспекте существующий притеснений не только в отношении титульных этносов, но и в отношении русского населения Северного-Кавказа.

Главный научный консультант доклада и проекта СКФОnews, заместитель директора Центра консервативных исследований Социологического факультета МГУ Валерий Коровин в ходе мероприятия напомнил, что деятельность Северо-Кавказского новостного агентства встречает неоднозначную реакцию у региональных чиновников различного уровня. Есть, как мне кажется, некая болезненная реакция на нашу работу у руководителей в республиках Северного Кавказа, - рассказал он. - В частности, в Кабардино-Балкарии мы пытались начать работу с того, чтобы сделать интервью с президентом КБР Арсеном Каноковым. Чтобы он с самого начала обозначил акценты в своей политике, в частности, в отношении фактов притеснения русского населения и тем самым задал тон нашей работы в КБР. Трижды мы делали такие попытки, но нам фактически отказывали. Предлагали изложить вопросы письменно, передать их через пресс-службу. Мы сделали это, но ответа так и не получили. Причём мы шли сюда с уверенностью, что Кабардино-Балкария - самая спокойная республика Северного Кавказа. Но затем, когда у нас на сайте стали появляться публикации о некоторых фактах, происходящих в Прохладненском и Майском районе - реакция со стороны пресс-службы была очень болезненная и эмоциональная.

По словам эксперта, в результате местные власти стали навешивать ярлыки, что это всё "предвзято, "тенденциозно. Что мне кажется, не совсем профессионально со стороны чиновников, которые почему-то дают свою личную эмоциональную оценку. Но, в то же время, мы не слышим никаких официальных комментариев со стороны руководства республики к уже происшедшим событиям. Республиканская власть просто отмалчивается. Поэтому складывается картина игры в одни ворота. Мы даже предлагали - напишите то, что считаете нужным, и мы разместим текст в совершенно нетронутом виде, слово в слово. И этого не последовало. Мы полностью открыты для подачи всесторонней информации. Но мне кажется, что хотя бы по поводу фактов, уже преданных публичной огласке, должны звучать комментарии официальных лиц.

Вместе с тем, появление Северо-Кавказского новостного агентства СКФОnews вызвало живой интерес у общественности региона. Просмотрев сайт skfonews.info, хотел бы отметить своевременность и актуальность его создания. Весьма неплохо освещены текущие события республик СКФО и Адыгеи. Пожелаю сайту серьезной аналитики не только по проблемам Северного Кавказа, но и Закавказья. В добрый путь, - высказал своё мнение бывший заместитель главного редактора газеты Северный Кавказ, эксперт Фонда стратегической культуры из Нальчика Николай Димлевич.

Председатель правления Славянского союз Осетии Владимир Писаренко приветствовал создание СКФОnews. «Мы рады появлению сайта skfonews.info, справедливо освещающего проблемы русского населения в национальных республиках Северного Кавказа. В Осетии ситуация не менее сложная, чем в других республиках, вопреки заявлениям представителей власти, - отметил он.

Глава информационного холдинга Ислам в Евразии Руслан Кучмезов из Кабардино-Балкарии поблагодарил проект за проведённую за работу. Вы очень много сделали за прошлый год! Спасибо Вам, и дай Бог, чтобы следующий год прошёл так же. Благодаря вашей деятельности люди вздохнули с облегчением, здесь стало просто легче дышать. Вам из Москвы, возможно, кажется что ничего не меняется, но отсюда, изнутри, хорошо заметны изменения. После ваших публикаций у нас не боятся уже, по крайней мере так, как раньше, критиковать - как в СМИ, так и просто жители. Да, вскрыли много проблем, не всё решается, сильная коррупция, прокуратура наша просто непонятно чем занимается - как не зайду, они пасьянс на компьютерах раскладывают и знать ничего не хотят, - сказал он.
Наименее тяжелое положение русских, как ни парадоксально, там, где их практически не осталось. В Чечне и Ингушетии картина сейчас довольно спокойная - русских здесь осталось от одного до полутора процентов от общего населения.


Однако, как отметил Валерий Коровин, одним замалчиванием, к сожалению, дело обходится далеко не всегда. Доходило и до попыток прямого давления на информаторов СКФОnews. Например, после публикации статьи о событиях в станице Александровская Майского района сотрудники милиции ходили по интернет-салонам, интересовались, кто приходил, что и куда отправлял, - рассказал Коровин. - На мой взгляд, это демонстрация слабости и беспомощности. Вместо того, чтобы устранять причины проблемы, они пытаются "по-тихому" устранить проблему физически. Запугивая этих пацанов, их родителей, вызывая в прокуратуру. Были такие случаи и в других республиках.

Но, вместе с тем, есть примеры и противоположного рода. В частности, по словам Коровина, тогдашний глава Карачаево-Черкесии Борис Эбзеев буквально сходу согласился встретится с ним и ответил на все, в том числе и болезненные вопросы. Вот такая открытость власти, прозрачность, гораздо больше вызывает доверия у населения и снимает возможный негатив со стороны некоторых низовых чиновников, - считает научный консультант СКФОnews.

На данный момент Северо-Кавказское новостное агентство по-прежнему открыто для самых различных мнений, что, впрочем, вовсе не означает, что сайт публикует непроверенную информацию либо оторван от реалий региона. Задача агентства в том, чтобы проверять по своим каналам изложенные факты. Все же эмоциональные окраски и экспертные мнения остаются на совести самих экспертов и авторов статей, которые указаны в конце каждого текста, - уточнил Коровин. - Я не вылезаю с Северного-Кавказа, нахожусь здесь почти постоянно, встречаюсь с сотнями людей и как социолог занимаюсь, как иногда говорят, полевыми исследованиями, на месте, общаясь с конкретными живыми людьми. Результатом же данных исследований становится научный доклад. Я не журналист, я социолог, консультирующий группу авторов - создателей сайта - в научном ключе.

Что же касается положения русских в СКФО, то, по мнению Коровина, наименее тяжелое положение русских, как ни парадоксально, там, где их практически не осталось. В Чечне и Ингушетии картина сейчас довольно спокойная. По разным сведениям, русских здесь осталось от одного до полутора процентов от общего населения. А мне кажется, что и того меньше. Их там сейчас берегут, это уже такая экзотика:Смотрите, вот идет живой, здоровый русский. Где русских больше, там и ситуация тяжелее. Вообще, у русских сейчас на Северном Кавказе положение сложное. И где их больше, там оно сложнее, больше негатива. А русских сейчас больше осталось в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгее, Северной Осетии. Проблемы есть и в Адыгее, несмотря на то, что русских там большинство, и в Северной Осетии, несмотря на то, что там, в основном, православное население.

Валерий Коровин уверен, что необходимо давать слово всем, кому есть что сказать по ситуации на Северном Кавказе, а проблемы не решаются замалчиваением. Проблема снимается, когда становится прозрачной, - полагает он.

Итак, после некоторой паузы СКФОnews берёт новый старт как русская молодёжная корреспондентская и экспертная сеть с правозащитным уклоном на Северном Кавказе. Одной из основных задач проекта по-прежнему является мониторинг нарушений прав русского населения, восстановление русского культурного фона на Северном Кавказе, пропаганда возвращения русских на Северный Кавказ и контроль за деятельностью местной власти и этнических кланов, вскрытие фактов коррупции и нарушений федерального законодательства. Ведь, в конечном счёте, от того, что будет в ближайшие года происходить в СКФО, зависят не только людские судьбы, но и целостность России.

Танцуй, танцуй…пока…
forestguard05
Оригинал взят у proekt_sog в Танцуй, танцуй…пока…
Недавно в стенах ректората ДГУ прошел семинар пДГУ, на котором один из экспертов, а именно Секретарь Совета безопасности поставил под сомнение возможность получение отдельными дагестанскими журналистами средств из-за рубежа за критику правоохранительных органов…

Он сказал «якобы» упоминая о таких случаях…

Эгегей ….)))

Сей ученый муж возможно в силу своей должности, а возможно в силу банальной неосведомленности поставил под сомнение такую возможность.

Но мы - то …журналисты…знаааееем….

И сейчас покажем, как говорил Горбачев «ху из ху».

Перед вами предстанут факты, и только факты. Имеющий разум сам сможет сделать выводы. Мы дабы избежать субъективности постараемся отказаться от излишних комментариев, не будем давать оценку и возможно ДАЖЕ не будем ерничать…

Так вот:

ку

Мало что напишет там "КУ".... Завидуют наверное.  Журналисты получили 20 тыс европейских баксов а они про "критику"...

кавполит

Перед вами интервью Н. Исаевой данное О. Джемалю. До сих пор висит на указанном сайте.

Откровенно, цинично, но правдиво. Снимаем шляпу. Обратите внимание на формулировку с которой дана "премия"...

P.S. Вы говорите про объективность? Какая извините на фиг объективность?! Неее, за это на Западе бабки не дают...только за критику, и конечно не американской Гуантаномо...

P.S. И это независимые дагестанские журналисты )))

(no subject)
forestguard05
post-18-1313767984

You are viewing forestguard05